Чужие люди оказались ПРЕДАННЕЕ и порядочнее родных детей …






Чужие люди оказались ПРЕДАННЕЕ и порядочнее родных детей …

Был холодный декабрьский вечер, Анна с Николаем возвращались домой из города, где работали.

Дом их был за городом, новый, вкусно пахнущий свежестью, жили они в нём вторую зиму.

Всё было хорошо у этой молодой пары, за исключением того, что единственный сын, пятилетний Костик, не ходил, ползал по дому, на улицу его вывозили в детской инвалидной коляске.

Мальчуган был хорошо развит, умён не по годам, и от этого только горше было родителям. Няня, работающая у них с рождения Кости, вышла замуж и уехала по месту службы мужа. Еле уговорили, за двойную плату, приходящую уборщицу посидеть с малышом. Срочно нужно было искать новую няню, но на работе у обоих был аврал, как-никак всё же конец года.

В заснеженный вечер…

Проезжая последние кварталы города, Аня вдруг увидела женщину, одиноко сидевшую на остановке. Шёл снег, людей было мало, и в облике женщины прочитывалось глубокое отчаяние. Николай припарковал машину, чтоб зайти в магазин и прикупить чего-нибудь к ужину.

— Знаешь, Аня, а женщина давно уже тут сидит. Часа два назад я поехал за тобой и обратил внимание, — сказал Николай.





— Давай мы подойдём к ней и спросим, что случилось, — посочувствовала Аня.

А женщина, на вид ей было лет шестьдесят, действительно уже замерзла. И снег засыпал и воротник, и шапку, он даже уже не таял на щеках и бровях.

— Женщина, вы хотите куда-то уехать и ждёте автобус? — спросила Аня.

— Ничего я уже не жду, — горестно ответила незнакомка. — Дочь с зятем опять пьют, выпинали меня из дома, так бывает, бывает часто, а мне и деться-то некуда. Соседка умерла, к сестре двоюродной обратилась, у неё места для меня нет. Видать, дочь моя пригрозила, — продолжила женщина и замолчала, поникнув головой.

— Ну вот что, — громко сказала Аня, — идите в машину с моим мужем, он напоит вас горячим кофе, а я быстренько заскачу в магазин, и потом домой, у нас есть где вас приютить.

Чужие порядочней родных

Через час были дома. Женщина назвалась Татьяной Петровной, её отправили в горячую баню, отогреться. Аня собрала на стол. Женщина, вернее Татьяна Петровна оказалась приятной, пятидесяти шестилетней дамой, и Аня вспомнила: в одном здании с их офисом у Татьяны Петровны был магазин мужской одежды.

— А что с ваши бизнесом? — поинтересовалась Аня.

— А я его дочери отдала, и дом, и магазин, всё отдала. Всё, что у меня было, поделила между тремя детьми, и никому в результате не угодила. Все перессорились, обиделись, у всех виновата я. Ольга, моя младшенькая, думала с ней доживать. Даже не знала, что они с мужем хорошо пьют. Теперь вот ищу пятый угол… — заплакала татьяна Петровна.

Впереди было два выходных. Новая жиличка готовила завтрак, варила вкусные обеды и съездила с Николаем за продуктами на рынок. А особенно хорошо она нашла общий язык с Костиком. Он сразу и непринуждённо стал называть её бабушкой.

Договорились, что будет у них Татьяна Петровна за няню и повара.. Отвели ей две комнаты на первом этаже. Свозили на почту, где Татьяна перевела свою пенсию на карточку, к дому родному свозили. Открыв дом своими ключами, Татьяна собрала необходимые вещи и документы. Когда уже отъезжали от дома, подъехала дочь Ольга. Она кинулась на мать чуть не с кулаками:

— Где шлялась три дня? Мы что тебя искать должны?! — орала Ольга на всю улицу.

— Нет, не ищите, не надо. Я нашла крышу над головой и работу, больше меня не увидите, мешать не стану…

С тем и уехали от ошеломлённой Ольги.

Потянулись дни, добрые, хорошие. Татьяна души не чаяла в Костике, у неё не было своих внуков. Водила его в бассейн, на процедуры, и к весне малыш пошёл. Но лучше, чем ходил, он плавал. Скоро стал участвовать в соревнованиях, занимать призовые места. Потом пошёл в школу. И не было лучше и добрее няни.

Дети отыскали свою мать, звали к себе. Просили прощения. На что Татьяна отвечала:

— Спасибо, я теперь учёная, больше ни к кому из вас не пойду. Чужие люди оказались преданнее и порядочнее вас, родных детей.

Чужие люди оказались ПРЕДАННЕЕ и порядочнее родных детей